Школа Памяти

Авторская школа Самвела Гарибяна: Двухкратный рекордсмен “КНИГИ РЕКОРДОВ ГИННЕСА” по разделу “Феноменальная память”.

Журнал “Юный Техник” июнь, 1990 г.

“НИТЬ АРИАДНЫ В ЛАБИРИНТЕ МНЕМОЗИНЫ”

Мнемозина в древнегреческой мифологии — богиня памяти. Высший бог Олимпа Зевс не случайно, видимо, выбрал ее в жены. Ведь что делать в жизни без памяти? Шагу ступить нельзя!
Ну а как быть, если она вас подводит? О том, как можно помочь беде, рассказывает журналист из Армении Ашот ГАРЕГИНЯН.

С кем не бывало: ищешь позарез нужную вещь, а найти никак не можешь — забыл, куда положил. Или встретил на улице человека, руку жмешь, улыбаешься, а про себя думаешь:”Где я его видел?”
У кого-то память дырявая, а у кого-то работает как часы, позавидуешь. Вспоминаешь фрагменты из фильмов про разведчиков, например, “Семнадцать мгновений весны…” и поражаешься способности запоминать секретные документы с одного прочтения. Кому бы не хотелось иметь такую же память?

Молодой ереванский адвокат Самвел Гарибян разработал оригинальную систему тренировки памяти, которая каждому позволяет добиться удивительных успехов.
Обычно к людям, умеющим делать что-то намного лучше остальных, относятся с неким обреченным почтением — дескать, нам до таких высот не взойти.
“Почему?! – недоумевает Самвел.- Ведь каждому человеку дан природой уникальный, могучий аппарат – мозг, который он использует с непростительно малой производительностью — на 8—10%”.
Здесь бы хотелось возразить. Может, этого достаточно? Сегодня бурно развивается вычислительная техника. Компьютер и будет нашим помощником.
“Конечно, хорошо, что уже с младых ногтей дети овладевают ЭВМ,— говорит по этому поводу Самвел,— но возлагать на компьютер все – впадать в крайность. Электроника электроникой, но и самого человека необходимо развивать, чтобы он не превратился в придаток созданных им же машин”.

Укрепил Самвела в этой мысли случай. Учился с ним в Ростовском университете товарищ, которого потом призвали в армию. И вдруг как в воду канул — перестал писать, звонить… Что случилось? Через год выяснилось: потерял блокнот с адресами, номерами телефонов, а вместе с блокнотом — почти, всех своих друзей. Тогда-то Самвел и подумал: зачем ставить человеческие отношения в зависимость от бумажек?
Начал искать, придумывать приемы, помогающие лучше запоминать различные сведения.

Отчасти ему помогла… близорукость. Точнее, ее последствия.
После операции, которая была сделана у знаменитого окулиста С. Федорова, Гарибяну запретили на полгода читать и писать. Запрет распространялся и на телепередачи. Тогда он научился “… слушать фильмы, а соответствующие тексту картины воспроизводить мысленно. ” Это очень активизировало образное мышление, которое играет в его системе важнейшую роль. Ведь метод запоминания, придуманный Самвелом, основан на игре воображения, обыгрывании нестандартных, несвязанных, иногда даже абсурдных ситуаций.
“В качестве путеводной Нити в лабиринте Мнемозины очень многие люди используют ассоциации, – говорит Самвел; – одна тянет за собой другую по принципу “петелька — крючочек”, создавая цепочки, связки слов, благодаря чему информация прочнее “впечатывается” в мозг”.
Как это конкретно происходит, мы покажем чуть позже. А пока несколько предварительных замечаний:
Бытует мнение, чтр дети запоминают лучше потому, что мозги у них “чистые”. По мере взросления информационный багаж человека возрастает, мозги – “заполняются”,новое запоминается труднее… Такое мнение ошибочно. При правильном подходе в работе с информацией возможности человека неисчерпаемы.
Дети запоминают крепче потому, что в отличие от взрослых способны провести новую информацию “через сердце”, то есть через эмоции и темперамент.
Три года назад С. Гарибян впервые опробовал свою методику, работая со студентами. Добился неплохих результатов. С тех пор она постоянно совершенствуется. Не случайно каждая последующая учебная группа поднимается выше предыдущей.
Среди выпускников – школьники, студенты, инженеры, журналисты, рабочие, пенсионеры…

Посетим один из его уроков. Что это?
Вместо привычного лекционного текста звучат стихи, которые декламирует учитель:
Семь сфер огня ты должен пронизать, седьмое чувство — это лотос Брамы.
Стихиею незримого огня ты окружен, когда уходишь к чакрам..


Почему перед занятиями звучат каждый раз эти загадочные, мелодичные строки?
“Этот отрывок из индийской философской поэмы “Лотос Брамы”,- говорит Гарибян,- помогает сосредоточиться, расслабиться, не думать о неприятностях. Почему я привлекаю именно индийскую философию? Наверное, потому, что она глубоко проникла в тайны человека. Занятия проходят вечером. Люди приходят усталые, чем-то взволнованные или огорченные. В таком состоянии много ли впитаешь? Я помогаю снять стресс. Этому служат и упражнения дыхательной гимнастики по системе йогов…
Чтобы “раскачать” эмоциональный аппарат, размяться, в арсенале у Самвела есть и совсем необычные на первый взгляд упражнения.
Например смех.
Представьте себе группу в пятьдесят человек, которые минут десять хохочут от души. Все это прекрасно освежает и бодрит.
После разминки наступает черед тренировки. Допустим, диктуется ряд слов: позиция, собака, “пингвин, паркет, рация, айсберг, будильник, небо, антенна кафе.
Просто так запомнить их, да еще по порядку, сложновато.
Если же создать сценарий, сюжет, где каждое слово примет участие, то…
Попробуем? И пусть вас не смущает абсурдность сюжетных ходов.
Ведь это фабула для внутреннего употребления. Никуда дальше вашего сознания она не пойдет. Итак, начали…

Полиция из-за отпуска служебно-розыскной Собаки использовала при розыске Пингвина и нашла спрятанную под Паркетом Рацию фирмы “Айсберг”, которая вмонтировала туда взрывное устройство, замаскированное под Будильник. Взрывное устройство сработало, рация взлетела в Небо! Лишь кусочек Антенны остался от нее, который и упал на кафе…
   

Запоминать любое число можно так:
Каждой цифре придают запас однородных образов. Например: 0 — лебедь, пеликан, петух, 1 — теплоход, подлодка, парусник, 2 — лев, тигр, медведь; 3 — слон, верблюд, олень; 4 — мотоцикл, трактор, автомобиль; 5 — бомбардировщик, вертолет, космолет; 6 — крокодил, морж, осьминог; 7 — кот, мышь, белка; 8 — паук, стрекоза, кузнечик; 9 — акула, щука, касатка.
Труднее всего запомнить, пожалуй, саму исходную схему.
Почему, например, 0 — это лебедь? Придумайте…
Или, на худой конец, зазубрите схему, как таблицу умножения. А дальше уж — дело техники.

Допустим, нужно запомнить число:

9310425917580635074622З124896.
Составляется сюжет:
Щука (9) укусила за хвост слона (3), который стоял на палубе теплохода (1) и учил лебедя (0) ездить на мотоцикле (4), принадлежащем льву (2), который умел пилотировать бомбардировщик (5), уничтожающий глубинными бомбами акул (9), плывущих рядом с подлодками (1), в одной из которых был кот (7), взятый затем на борт вертолетом (5), издалека напоминающим паука (8), съеденного пеликаном (0), который сидел на шее крокодила (6), укусившего верблюда (3).
Эта сцена была с фотографирована с космического корабля (5), в котором экипаж жарил петуха (0) и этим дразнил аппетит мышей (7), которых испугал шум трактора (4), чуть не наехавшего на моржа (6), испугавшего тигра (2), родним ударом лапы перебившего позвоночник оленю (3), из шкуры которого изготовили паруса для парусника (1), в трюме которого спали медведи (2), доставленные туда на автомобиле (4), на котором были нарисованы стрекозы (8). Все это наблюдала издалека касатка (9), пытавшаяся поймать в море осьминога (6).

Вот какая странная получилась картинка – абсурд и фантазия плещут здесь во все стороны.
Впрочем, это и хорошо – нелепости лучше запоминаются.

Это лишь одна из слагаемых методики Самвела Гарибяна.
Разминка, потом упражнения с каждым занятием все более сложные. Каждое задание органически включает в себя элементы предыдущего по принципу “простое – в сложном”.
Ступеньки этой лестницы памяти выглядят так:
  1. Предметные, не связанные между собой понятия.
  2. Абстрактные, не связанные между собой понятия.
  3. Имена, фамилии, названия городов.
  4. Ряды цифр.
  5. Геометрические, шахматные и другие фигуры.
  6. Бессмысленные выражения, наборы звуков.
  7. Иностранные термины.
  8. Тексты.

Последнее, пожалуй, нужно пояснить. После прочтения текста надо уловить суть смысловой единицы (как правило, одного абзаца) и охарактеризовать ее одним-двумя словами. Так образуется цепочка внешне не связанных друг с другом слов, каждое из которых является опорной точкой для вспоминания всего текста.
Учит Гарибян и приемам избавления от информации, которая стала ненужной. Для этого имеется методика забывания, включающая так называемый музыкальный массаж и психотерапевтическое внушение. Нужно представить, что лишняя информация сконцентрировалась, скажем, в кулаке или в стопе, затем сделать глубокий вдох и сбросить ее. Сторожевой рефлекс сознания, направленный на запоминание, отключается.
Если на первом занятии из 30 продиктованных слов ученики воспроизводили не более 7—9, то уже на четвертом некоторым удавалось из 30 вспомнить все.

“Это просто чудо! – не скрывает своих чувств девятиклассник Андрей Крчян (один из тех, кто уже прошел курс).- Чувствую, что способен на большее. Хочу теперь при помощи освоенной методики выучить немецкий язык”.

Ну а что считает сам автор методики?
“Никаких чудес здесь нет,— говорит он.— Просто мы плохо умеем пользоваться возможностями своего организма. Особенно фантазией и воображением.
Гарибян любит фантазеров. Практика показывает, что они быстрее добиваются результатов. В школе их часто одергивают, называют рассеянными. А им просто неинтересно. Ведь среди фантазеров чаще встречаются таланты. Энергия их бьет через край, и овладевать, управлять ею наша педагогика пока не научилась?
Самвел постоянно совершенствует свой способ. Есть идея организовать телеуроки, чтобы расширить аудиторию.
Недавно „в издательстве ЦК Компартии Армении в рекордный срок— за двенадцать дней — была выпущена 30-тысячным тиражом его книжка “Активизация мышления и развитие памяти”. Она предназначена для заочных почитателей его методики, число которых растет с каждым днем.
Попасть в школу Гарибяна желающих много. Ведь блуждать в лабиринтах Мнемозины – занятие не из приятных. А тут реальная нить. С ее помощью всегда можно найти выход.
“Если бы мне удалось помочь всем,—говорит Самвел,— я был бы счастлив. Надеюсь, скоро так и будет. Главное — помнить, что любить надо не только умом, но и сердцем. И не забывать, что память — это жизнь”.

ПОДРОБНОСТИ ДЛЯ ЛЮБОЗНАТЕЛЬНЫХ

“ОТПЕЧАТКИ НА ВОСКЕ”

Обучение искусству запоминания — дело далеко не такое новое, как может показаться. О природе памяти рассуждал еще древнегреческий философ Платон в своих диалогах. Вот, ‘например, одна из его интересных мыслей.
“Вообрази, — говорит Сократ Теэтету,— что в наших душах есть восковая дощечка; у кого она побольше, у кого поменьше, у одного из более чистого воска, у другого из более грязного или из более жесткого, а у некоторых он помягче, но есть у кого и в меру…”


И вот на этой дощечке, подкладывая ее, по выражению Платона, “под наши ощущения и мысли”, мы делаем оттиск того, что хотим запомнить из виденного, слышанного или самими нами придуманного, как бы оставляя на ней отпечатки перстней. “И то, что застывает в том воске, мы помним и знаем, пока сохраняется изображение этого, когда же оно стирается или нет уже места для новых отпечатков, тогда мы забываем и больше уже не знаем”.
Оригинальная теория, не правда ли? С ней интересно познакомиться даже сейчас, спустя тысячелетия, когда ученые знают о природе памяти намного больше того, что знал когда-то Платон.
Впрочем, и в те времена люди умели делать “глубокие отпечатки” — крепко запоминать, что им нужно. И уже тогда они пользовались для запоминания разными ассоциациями. Например, греческий поэт Симонид, которому, кстати, и приписывают изобретение мнемотехники (ее фундаментом и пользуется Самвел Гарибян), “рассаживал” все нужные ему сведения по комнатам воображаемых домов.


Мнемотехника расцвела вместе с ораторским искусством— ни один грек или римлянин не выступал по бумажке. Во времена Цицерона уже существовали целые трактаты по искусству запоминания. Широко пользовались мнемотехникой и в средние века; в частности, ее основами великолепно владел Джордано Бруно. В ту пору “по городам и весям” бродили целые толпы странствующих мнемонистов, обучавших за небольшую плату всех желающих строить в своем воображении целые города, населяя их сведениями из истории, астрономии, математики и других наук.
А вот какой способ запоминания был у репортера одной из московских газет Шерешевского. Память этого человека, по свидетельству известного советского психолога Р. Лурии. не имела границ — он запоминал решительно все. Как? Для него каждый звук имел свой зрительный образ. “Какой у вас желтый и рассыпчатый голос”,— сказал он однажды своему собеседнику. Или: “…Вот этот забор,— рассуждал репортер,— он такой соленый на вкус и такой шершавый, и у него такой пронзительный звук…”


Любую информацию этот человек переводил в зрительный образ, который и расставлял по порядку (в воображении, конечно) на какой-либо знакомой ему улице. А потом мысленно шел по этой улице и вспоминал.
Как видите, способов запоминания много. Воспользуйтесь хотя бы одним из них, и ваши “отпечатки на воске” станут намного глубже и прочнее. Желаем успеха! Ну а если хотите побольше узнать о том, как работает наша память, почитайте книжку С. Иванова. “Звезды в ладонях” (М., Детская литература, 1979) или книгу болгарских авторов Н. Николова и Г. Нешева “Загадка тысячелетий (Что мы знаем о памяти)”, которая переведена на русский язык (М., Мир. 1988).